Казбеги (Фото)

Не знаю, как Вам, а мне о Казбеке хочется сказать что-то тёплое и приятное. Такая аура исходит от него. Лучше, чем сказал Пушкин, вряд ли удастся. Поэтому я напомню его стихи, но сначала приведу цитату из главы V «Путешествия в Арзрум»: «…Переезд мой через горы замечателен был для меня тем, что близ Коби ночью застала меня буря. Утром, проезжая мимо Казбека, увидел я чудное зрелище. Белые оборванные тучи перетягивались через вершину горы, и уединенный монастырь (*), озаренный лучами солнца, казалось, плавал в воздухе, несомый облаками».

(*) Уединенный монастырь — старинная церковь Цминда Самеба. Один из самых высокогорных храмов — Троицкая Церковь в Гергети возведена на горе высотой 2170 м (регион Казбеги, что на 150 км севернее Тбилиси). Судя по проекту, церковь и колокольня предположительно были построены в XIV-м столетии. Живописная гора Мкинварцвери, создаёт грандиозный фон позади Церкви св. Троицы (http://geo.orthodoxy.ru/churches28.htm).

Кто не читал чудесные строки стихотворения «Монастырь на Казбеке»? В них и гора, и монастырь возведены в ранг чудного зрелища. Творенье природы и творенье рук человека вознесены на одну высоту. Они неразлучны. Неразлучны и сейчас, хотя прошло уже … ох, как много веков.

Вот несколько прекрасных строк о том самом монастыре ещё одного нашего классика — М.Ю. Лермонтова:

В глубокой теснине Дарьяла,
Где роется Терек во мгле,
Старинная башня стояла,
Темнее на чёрной скале.

*

Мне дважды довелось подняться на вершину Казбека. Первый раз — глубокой осенью 1979 года, после окончания сборов по подготовке горных спасателей. Второй раз – летом, спустя три года, работая в качестве инструктора воронежской спортивной группы. Столько же раз я видел прекрасное создание грузинских зодчих — Гергетскую Самебу. С Казбеком связаны запомнившиеся мне истории. Что произошло? Ничего особенного. Жизненные эпизоды, связанные с альпинизмом, и не более того. О них и рассказ.

«СПАСАЛОВКА»

1979 год стал вторым годом, как я включился в альпинистскую жизнь Воронежа. Жизнь здесь бурлила. Круглогодично проводилась череда соревнований, что заставляло постоянно держать себя в спортивной форме. Бальная система при подведении итогов соревнований способствовала объективной оценке при отборе кандидатов в будущие экспедиции и на различные сборы. Вот и в тот год после завершившегося летнего сезона мы собрались на методсборы по подготовке горных спасателей. Для продвижения по альпинистской лестнице нужен был жетон «Спасательный отряд». Сборы проходили в альплагере «Торпедо», который расположен в Цейском районе. Лагерь стал базовым для воронежцев, поскольку благоустраивался при активном участии наших альпинистов старшего поколения. Здесь даже баня — ядрёная, с высокой температурой, с уютным каминным залом, с заводью горного ручья вместо бассейна — построены их руками.

Погода в ту позднюю осень выдалась на редкость устойчивой. Природа иногда баловала нас ласковым солнышком. Обустроились по-армейски быстро. С утра до вечера учились спасать людей. Работали с верёвкой, вязали носилки, спускали и поднимали по скалам «пострадавших», осваивали или, точнее, доводили до автоматизма те самые способы транспортировки пострадавшего с помощью тросового хозяйства, которые по жизни непременно пригодятся. Акья – лягушки – барабан – рюкзак-носилки, полиспаст и прочая специфическая атрибутика (я уж не говорю о крючьях, молотках и ледорубах)… Мы трудились в поте лица, понимая, что работаем на себя, на свои амбициозные будущие планы. Но не дай Бог вдруг случится…

К вечеру, уставшие, мы возвращались к тёплому очагу. К этому времени горы скрывала тьма , а утром радовали наши взоры повторяющейся изо дня в день картиной: там, где были облака, на скалах оседала изморозь, припудривая всю округу. Заиндевелая граница, разделяя склон надвое, уходила далеко вниз по ущелью. Всё шло хорошо: днём занятия, к вечеру ужин, приготовленный дежурными, баня с обжигающим тело ручьём и «пулька» для полуночных картёжников. Наши «деспоты» — инструктора Заев Э., Ковалёв Н., Воротилин В. делали из нас СПАСАТЕЛЕЙ с большой буквы. И не было нам ни на йоту скидки ни на погоду, ни на то, что мы же свои — воронежцы. Это правильно, ибо не бывают спасаловки в тепличных условиях. Мы отработали программу и из рук начальника спасотряда района Б. Ряжского получили номерные жетоны. Для нас они были сравнимы с настоящими орденами. Конечно же, обмыли их, как и положено обмывать ордена.

Позже мы перебрались под Казбек.

И вот мы, вновь испечённые одиннадцать СПАСАТЕЛЕЙ плюс инструктора, 6 ноября поднялись на казбекскую метеостанцию. Надо сказать, что пришли как нельзя кстати. Будто нас там ожидали, чтобы обратить приобретённые теоретические знания в практическую плоскость.

В монументальном строении 1933 года (сейчас, кстати, закрытом) на высоте 3657 м ветер гулял в просторных комнатах и длинных коридорах. . Не метеостанция, а холодильник в виде вытянутой гондолы. Точнее – морозильник. Ни окон, ни нормальных дверей там не было. Подвешенные к потолку бараньи туши усугубляли и без того серовато-мрачную обстановку. Зрелище не для слабонервных. Одновременно туши не могли не радовать нас. Мясо всё же. Уж чему, а баранине мы найдём применение!

На метеостанции «отбывали срок» два метеоролога. Они ютились в двух небольших смежных комнатушках, согреваемых буржуйкой. Это были молодые, заросшие, забытые миром энтузиасты своего дела. Работа на метеостанции для них — очередная практика перед окончанием Новосибирского метеорологического училища. Ребята, проверяя себя на прочность, дали согласие на зимовку в том убожестве. Ими двигала романтика больших дорог и голый энтузиазм. Подобное пребывание не считалось ссылкой, хотя, по существу, было таковой. С Большой Землей они общались на языке Морзе, отстукивая собранные данные о температуре, уровне осадков, силе ветра и пр. Был и радиоприёмник. По приёмнику внимали иной жизни. Ребята несли людям ценную информацию, как и сотни других таких же метеорологов в десятках точек на задворках огромных просторов Советского Союза. Внешний вид патриотов не вселял в нас патриотизма. Скорее наоборот, напоминали они то ли бомжей, то ли хиппи. Глядя на ребят, я вспоминал строчки Вознесенского: «Мы хиппи, не путайте с хэппи. Не путайте с нищими, деньги не суйте…».

Так они и жили. Или мучились. А точнее – жили мучаясь.

«Там, где воронежцы, — сказал мне как-то коллега по спорту из другого города, наблюдая за благоустройством стоянки под пиком Ленина, — там всюду бурная деятельность». И я с ним согласился. Причина тому – неуёмность нашего «мэтра» Эдуарда Заева, который и по делу, и без дела не давал спокойно жить нам. Как старший по возрасту и опытный альпинист он пользовался непререкаемым авторитетом. Мы звали его Дедом, вкладывая в это слово и уважение, и почёт, и разницу в мировосприятии. До мозга костей, он всю жизнь, был и остаётся преданным горам и свою любовь к ним передал многим спортсменам. Все действия Дед оправдывал необходимостью проведения активной акклиматизации перед восхождением. «Будем, — говорил он, — кровь гонять». И мы гоняли. Акклиматизация и впрямь шла на пользу. Как результат – напилили и накололи дров на всю зиму про запас, подстригли и помыли ребят, сделали хаш из баранины и переделали ещё кучу дел. Мы слились с ними в единую семью. Они, словно дети, искренне радовались нам, а мы — им. С детьми ведь не соскучишься даже в горных условиях.

В ночь на 7 ноября вышли на восхождение. Почти одновременно с нами выдвинулась группа калужан. В праздничные даты в больших городах – парады, в малых – гражданские колонны маршируют с транспарантами и портретами вождей. Праздник хотели встретить, как подобает — возвышенно. Потом отрапортовать через местные СМИ, что, мол, «группа альпинистов поднялась на пятитысячник…». Модно было. Все мы подвержены этой эпидемии и по сей день. Маршрут на вершину прост: от метеостанции он, как бы спиралью, идёт по юго-западному склону и левому краю морены, а затем снова по правому краю ледника на перевал Казбекский далее – по склону к вершине. Сначала шлось ни шатко, ни валко. Сумерки ещё не рассеялись, и спросонок тяжело впрягаться в рюкзак. Только разошлись, как погода начала портиться. Вокруг запуржило. Стало тоскливо, да и холод доставал. Поразмялись и хорош, надо возвращаться на базу. Порою лучше отступить, чем безрассудно переться вверх. С нами вернулась здравая часть калужской группы, а экстремалы устремились к перевалу с напутствием остающимся: если через 3-4 часа не вернёмся, то значит, что-то случилось. При этом руководитель трижды сплюнул через левое плечо… Вскоре их скрыла метель.

Под вой ветра время тянулось мучительно долго. Его коротали по-разному. Кто-то, закутавшись в пуховые мешки, навёрстывал упущенные сны, кто-то брал аккорды на гитаре… Уже и минутная стрелка пошла по пятому кругу, а их всё нет. Беспокойство нарастало. Гитара умолкла. Затихли шутники. Нервишки стали пошаливать у оставшихся калужан. Они вносили раздражение в напряжённую атмосферу. Обсуждение рождало лишь вопросы. Ответов не было. В ходе разговора выяснилось, что квалификация наших попутчиков не столь высока, а у некоторых, кроме энтузиазма и куда-то исчезнувшего гонорка, за плечами не было, извините, ни шиша. И обозначенное время «Ч» прошло. И всё равно — сверху ни слуху, ни духу…

Вопрос «что делать?» не возникал. Надо выходить. Вышли с надеждой на скорую встречу c заблудшими и на совместное возвращение. А снег метёт пуще прежнего. Погода – для разгулявшихся чертей. Пурга не унимается. Беспросветная серо-свинцовая муть затянула всё. Ледник с открытыми трещинами слился воедино с окружающим пространством. Трещины замело. С того момента воронежцы начали месить снег. Месили с чувством ответственности. Вновь испечённые спасатели — народ неизбалованный. Выходили и возвращались. Одна группа меняла другую. Пробирались на ощупь по леднику, словно по минному полю, прощупывая ледорубами (палки тогда не были в моде) путь перед собой. Вешками обозначали траншею в снегу. Возвращались и снова отправлялись… И вновь приходили на базу без результатов. В таком режиме прошли почти двое суток… Время тревог, разочарований и тающих надежд казалось нескончаемо.

Наконец ветер заметно стих. В облаках появились синеватые окна. Улучшилась видимость, что дало шанс пробраться на перевал. Как смогли, обследовали трещины. Может, пурга вынудила их укрыться в ледовых схронах? Только в них можно найти защиту. И там — никого. С Игорем Коренюгиным мы поднялись на вершину в надежде найти записку и понять логику их спуска. Ни записки, ни следов их пребывания. Пусто. Сугробы да и только. На душе скверно, «кошки скребут».

Очередная группа поисковиков который раз уже возвращается на базу ни с чем. Выложились. Сидим у печки, греемся. Даже огонь не бодрит. Настроение паршивое. Мысли крутятся вокруг одного: где они застряли? Что же случилось? Версий много, одна мрачнее другой. Последние надежды улетучиваются. Хуже нет, когда чувствуешь себя беспомощным, будучи в физическом здравии и хорошей спортивной форме. И вдруг, как гром среди ясного неба: девятого вечером на очередном сеансе связи узнаём, что эти… находятся в Орджоникидзе (ныне Владикавказ) и завтра планируют подняться на метеостанцию. В это не верилось. Оказалось, что они смотались туда ещё 7-го, махнув через перевал на Военно-Грузинскую дорогу, и потом уехали в город (!?). И радость, и злость. Хорошо, что живы-здоровы! Обидно: дубы и те умнее. Связь-то не пропадала! Нервное напряжение, копившееся эти дни, перерастало в откровенную неприязнь. Неприязнь «просилась» вылиться. Нам казалось, что при встрече мы им всё объясним по-мужски.

Ночь прошла спокойно. Утро 10-го ноября выдалось на удивление прекрасным. Света столько, что без очков глаз не откроешь. Замершие белые просторы… Штиль, тишина и солнце вселяли в наши души спокойствие. Вот уж действительно — горная идиллия. С метеостанции видно на многие километры: всё как на ладони. Мы увидели точки далеко внизу. Они поднимались. Наша группа спускалась. Точки росли, контуры вырисовывались всё чётче и чётче. Встреча приближалась… Желание поговорить по-мужски сгладилось, и почти всё спустили на тормозах. С их стороны ни слова раскаяния… Говорят, что дружба рождается в горах. Всегда ли? Да, чаще всего рождается и крепнет. Только убедился, что не всегда. Так я и мои коллеги получили горький урок горного хамства. Они хоть бы ради приличия… но… (остаётся поставить лишь многоточие).

Моё первое знакомство с людьми из прекрасного города Калуга – родины основоположника космонавтики К.Э. Циолковского — состоялось. Как говорят дипломаты, встреча прошла на высоком уровне, в атмосфере полного взаимопонимания и радушия. На горном же языке это означает, что- каждый остался при своём мнении. Состоялось и первое знакомство с Казбеком, с его нравами. Мне он пришёлся по душе. Это классика: логично изогнутый маршрут, ведущий на закругленный конус вершины, сформированной когда-то под воздействием лавы не прогулочный и не для простаков Гергетский ледник, изрезанный лабиринтом трещин, ведёт мимо вершины Орцвери к перевалу. А главное — у горы есть характер. далеко не всем удаётся дойти до вершины. Словом, Казбек, ну, … настоящий кавказский мужчина!

НАМОЛЕННОЕ МЕСТО

Сакартвело (*) – кладезь святых мест. Одновременно грузинский народ — носитель множества старинных легенд. Район Казбека лишь подтверждает эту истину. О некоторых из них рассказ ниже.

(*) — Сакартвело — Грузия по-грузински.

К району Казбека ведёт Военно-Грузинская дорога. В месте, где обмелевший Терек разделяет два высокогорных села (на правом берегу – Казбеги, на левом – Гергети), следует остановиться. Если Вам повезёт с погодой, то отсюда откроется неповторимый вид на горные просторы и главную вершину региона — Казбек. Это святые места. Здесь особо романтический дух, и причиной тому, прежде всего, Гергетская Троица (Храм Цминда Самеба (Божьей Матери) XIV века). Стены и храма, и колокольни украшает резной национальный орнамент. В былые времена на этом месте собирался совет старейшин Хеви для принятия важных решений.

По преданию пастухам явилась здесь Пресвятая Богородица и повелела построить на том месте храм. Когда он был почти готов, у строителей не хватило камня для его завершения. Они огорчились, так как камни заготавливались и привозились издалека. Проснувшись утром, все были поражены, увидев полностью завершённый храм.

Есть иная версия выбора места для храма. Её поведал К. Столярчук: «Когда-то во время восхождения на Казбек вместе с друзьями-альпинистами мне довелось идти мимо раннехристианского храма Цминда Самеба, который стоял почему-то намного выше селения Казбеги. Местные жители рассказали легенду, в которой фигурирует орёл. Именно выпущенная на волю птица «указала» место строительства храма, сев на горе…».

Цминда Самеба — один из храмов Грузии, что расположен выше всех (2150 м). Я знал его как Гергетскую Самебу. Видимо, я ошибался. Согласитесь, как органично вписывается профиль этих старинных духовных шедевров горной архитектуры в окружающий пейзаж. Крыши напоминают пики вершин. И своды стен храма — будто стенные отвесы скальных маршрутов. Храм, словно часовой, застыл на страже гор. А может быть горы охраняют божью обитель красоты необыкновенной с её сокровенными тайнами? По преданию именно здесь одно время хранился Крест Святой Нино (**).

(**) – Крест Святой Нино необычной формы- две перекрещенные виноградные лозы. Он вошёл в традицию как символ национального грузинского христианства и хранится как святыня. С этим Крестом, скреплённым собственными волосами, пришла из Иерусалима в древнюю языческую столицу Грузии, Мцхету, Нино — дочь римского военачальника. После того, как Святая Нино излечила смертельно больную царицу Нану и та из идолопоклонницы стала ревностной христианкой, уверовала в Христа Спасителя. Её супруг,- Царь Мириан, оказавшись на пороге слепоты и гибели, также призвал Бога, о котором рассказывала Нино, и, получив помощь, окрестил страну, построил столичный собор в Мцхете во имя Спасителя. В 326 г. христианство было провозглашено государственной религией. Этим Крестом была освящена церемония принятия христианства на грузинской земле. Напутствуя Нино в дорогу, Пресвятая Богородица сказала: «Ступай в удельную Мне Грузию и проповедуй там Евангелие Господа Иисуса Христа, да снизойдёт на тебя благодать Его, и буду Я тебе покровительствовать».

14 января 335 года Святая скончалась. Грузины особенно почитают Святую Нино, которая была причислена Православной церковью к лику Святых и возведена в ранг Равноапостольных. Только в столице находится пять храмов Святой Нино. Святую Равноапостольную Нино, просветительницу Грузии (Нинооба), поминают дважды в году: 27 января — в день её блаженной кончины и первого июня – в день пришествия в Грузию. Не будет лишним напомнить, что Православная церковь Грузии ежегодно, 16 июля, отмечает святой день — «Гергетоба» — день «духовной любви». Это древнейший христианский праздник, который по традиции празднуют в Гергетской церкви. Пресс-служба патриархии Грузии отмечает, что этот праздник отличается от католического Дня Святого Валентина, который празднуют 14 февраля. В праздник «Гергетоба» говорится о духовной любви. Ибо Бог — это любовь.

ЗАГАДКИ КАЗБЕКСКОЙ ПЕЩЕРЫ

Говоря о Казбеке, нельзя не затронуть ещё одну тему: тему пещеры Бетлеми. Об этой загадочной пещере ещё в XVIII веке грузинский учёный-историк Вахушти Багратиони в «Географии Грузии» отмечал: «В скале Мкинвари, весьма высокой, высечены пещеры, и называют их Бетлеми подъём туда труден: ибо с пещеры спущена железная цепь и по ней взбираются. Говорят, что там находится колыбель господа и шатёр Авраама, стоящий без столбов, без верёвки, (сказывают) и о других чудесах, но я умалчиваю о них. Под ними имеется монастырь, высеченный в скале (эта) ныне в пусте». Конечно же, это не единственное упоминание о пещере, но место её нахождения столетия никто не знал, что объяснимо из интригующей легенды. Так, грузинская летопись «Картлис Цховреба»* повествует, что во времена, когда на Грузию надвигались полчища Тимур-ленга, сто хевсуров, сто юношей — горцев день и ночь уходили от преследователей. В переметных сумах — хурджинах везли они сокровища Грузии — казну царицы Тамары. Пройдя Крестовый перевал, они вышли в Дарьяльское ущелье, поднялись к храму Цминда Самеба и оттуда — к Бетлеми. Юноши сложили сокровища в пещере и, чтобы тайну никто не разгласил, закололи друг друга.

* – «Картлис Цховреба» («Житие Картли» или «Жизнь Грузии») сборник древнегрузинских исторических сочинений, сложившийся в XII веке и пополнявшийся до XX века. Официальный памятник политической истории Грузии. Использованы устные и письменные грузинские, греческие и армянские источники.

С монастырём связана ещё одна древняя легенда, описанная в поэме: падение святого монаха приютившего потерявшую путь пастушку, как кара за грехопадение над монастырем, по воле божьей, и была воздвигнута вершина Казбек. Поэт Илья Чавчавадзе так писал о ней в поэме «Отшельник»:

«На склоне царственной Мкинвари,
Высокой даже для орлов, —
Кого века короновали
Венцом нетающих снегов, —

Там, в старину, пленён эдемом,
Пещеру вырубил монах…
Досель зовётся «Вифлеемом»
Затвор, иссечённый во льдах.

Гора кончается откосом
И образует узкий грот.
Гнездом орлиным над утёсом
Чернеет издали проход.

И грозно лязгая над бездной,
Лишь цепь ведёт к подножью льда,
И только цепью той железной
Подняться сможете туда».

Как-то, перебирая старые альпинистские сборники, я прочитал статью Александры Джапаридзе «Тайник пещеры Бетлеми». Пещеру обнаружили в 1948 году. Она находится на уровне 4-х тысяч метров на северо-восточном склоне. Есть мнение, что пещеру обнаружил путешественник Фридрих Паррот ещё в 1811 г.* Странно, почему же за столь долгое время никто её не посетил, ведь легенды о сокровищах уже тогда были известны? Выяснилось, что раньше туда поднимались лишь по железной цепи. Специальная экспедиция, проникшая в пещеру, нашла там древние хоругвь, иконы, старинные монеты и иные предметы. Ниже пещеры обнаружены высеченные в скалах монашеские кельи, каменный крест и могильные плиты, а также базальтовый столб и пирамида из розовых андезитовых глыб (см.: http://tourism.kuban.ru/forpost/2003.htm). Говорят, что в XII веке здесь мог располагаться религиозный центр. И что же дальше? А дальше о находках Вы можете узнать, прочитав ту самую статью «Тайник пещеры Бетлеми» в ежегоднике Советского альпинизма «Побеждённые вершины» 1948 года, журнале «Юность» № 5 за 1967 с рассказом «Бетлеми – пещерный город?» или найти информацию, полазив по Интернету. Мы были рядом с этим намоленным местом, но никто из нас тогда не знал, что рядом святыни грузинского народа.

* – Иогана-Фридрих Паррот (1791 — 1841),- русский естествоиспытатель и врач. Будучи студентом, совершил путешествие по южной России, Кавказу, Крыму, Молдавии и Валахии, произвёл нивелировку между Чёрным и Каспийским морями, занимался всюду метеорологическими и естественно-историческими наблюдениями. В 1811 г. он предпринял три попытки взойти на Казбек. Достигал высоты 4250 м, но непогода вынуждала его прекращать подъём. В 1816 г. Паррот взошёл на одну из вершин массива Монте-Роза (4634 м), в 1817 г. покорил Монте-Пердидо (3355 м) и Маладету (3312 м) в Пиренеях, позднее побывал ещё на ряде вершин Альп, в том числе на Монблане. В 1829 г. доктор Паррот, профессор физики Дерптского университета (ныне Тарту, Эстония) предпринял первое официально задокументированное восхождение на гору Арарат. В его честь назван ледник на северо-западном склоне горы.

Не только в легендах фигурируют сокровища этого народа. Известно, что в курганах около посёлка Казбеги в 1877 году был найден клад — серебряные чаши и фигурка барана, выполненные в VI -V веках до новой эры. Бронзовые сосуды, фибулы, фигуры оленей, фаллические изображения человека, рукоятки, бронзовые пояса, железные мечи, копья и удила относятся к позднему этапу кобанской культуры, которая связана с религиозным культом древних племён Кавказа. Основная часть найденного, получившая имя «Казбекский клад», хранится в Государственном Историческом музее (Москва), другая — в Государственном музее Грузии (Тбилиси). Снимок одного из найденных изделий – чаши – перед Вами.

Легенды – неотъемлемая часть земли грузинской и его народа. И то, что сказано выше, далеко не всё. Восточный склон Казбека особый. Вы спросите: «В чём же особенность?» Именно здесь, у подножия неба, на высоте, примерно, 4700 м, природа создала уникальные по форме скалы, которые получили название «Скалы Дракона». Природа так расположила скалы, что их северная часть напоминала голову дракона, а та самая гряда — его хвост. Скальный барьер получился внушительным – до двухсот метров. В 2003 году трое грузинских альпинистов совершили уникальное зимнее восхождение пятой категории сложности на Казбек по никем не пройденному маршруту. Их путь исходил из внутренней части дугообразной подковы. Сложность маршрута состояла в том, что сама скальная гряда не только близка к вертикали, но сложена из сыпучих блоков, передвигаться по которым и организовать надёжную страховку весьма и весьма проблематично. До этого попытки пройти в разных местах по «Скалам Дракона» были безуспешны, а часть из них трагична.

Издревле неприступные сияющие вершины Кавказских гор считаются преднебесной обителью могущественных духов и престолом божеств. До сих пор жив миф о Прометее — похитителе небесного огня. Прометей не только отдал его людям, но и спас человеческий род от гибели, научив их добывать и пользоваться огнём. За этот поступок Зевс наказал Прометея. Дерзкого похитителя огня приковали цепями к скалам Кавказа, а державному орлу было приказано ежедневно клевать его печень. Так Прометей обрёл лик мученика. Вспоминая одну из легенд о возникновении этих святых для Грузии мест, Зураб Кучава — руководитель той группы восходителей — напомнил нам, что «… когда Прометея приковали к скалам Кавказа, двинулся его старый враг Дракон, чтобы уничтожить героя. Но было сказано: не судьба Прометея быть съеденным Драконом. И окаменел Дракон на склонах Казбека и превратился в Скалы Дракона …». Таким образом, намерениям Зевса уничтожить человечество не суждено было свершиться. Миф остаётся прекрасным мифом, и у разных кавказских народов божественный лик Прометея обретает свои национальные имена. Разными выступают и горы, к которым приковывались цепями герои. Так, в истории грузинского народа это Амирани, прикованный к Казбеку. Герои армянского эпоса – Мхери и Шидар — нашли место своего заточения на склонах не менее известного Арарата.

Продолжая тематику легенд и святости этих мест, отмечу, что 11 сентября 2002 года, в годовщину трагических событий американского народа, планировалась акция, суть которой – установить на Казбеке бронзовую трёхсоткилограммовую скульптуру «Богоматерь».* Резонен вопрос: а почему именно с этой вершиной связан проект? Причин тому несколько. Так, сумма цифр высоты Казбека (5033) даёт «11» – ту самую чёрную дату террористической акции. Основной же мотив в том, что «Существует кавказское поверье: когда мужчины спорят, воюют, их спор может прекратить женщина, если бросит белый платок между враждующими, — отмечает автор скульптуры Григорий Потоцкий. — Я подумал, что, может быть, Богородица укроет своим покровом опасное место на земле — Кавказ и примирит воюющих. Та скульптура, которую я хотел установить на горной вершине, сейчас находится в Болгарии. А на вершине Казбека установлена её маленькая бронзовая копия». Скульптура так и не попала на небесный постамент. Увы, не все идеи, даже самые благородные, исходящие из глубины души и сердца, находят своё воплощение. Остаётся надеяться, что всё же эта идея воплотится в жизнь.

* — Памятник открыт 3 марта 2003г., (бронза 3.2 м) в Софии в честь освобождения Болгарии от Османского ига. Тема любви, духовности, чистоты, женского начала обретает свое звучание в бронзовом образе Богоматери, не Божьей матери, а именно Богоматери – божественной ипостаси, воплощении идеи о том, что одно из лиц Бога – женское. Богоматерь – Одигитрия, чья фигур с распростертыми руками образует крест, христианский символ человечества (см.: http://www.pototsky.ru/).

* * *

Увы, одно время горы этого района были «забыты» из-за политических страстей, экономической и приграничной вакханалий. Приятно, что последнее время альпинистская жизнь здесь оживает. Шаг за шагом восстанавливаются былые отношения по спортивной линии. По инициативе грузинской и Северо-Осетинской сторон под Казбеком стали проводить сборы, в том числе — по подготовке инструкторов альпинизма. Возрождаются традиции совместных восхождений любителей гор бывшего Союза в честь общенациональных дат. Так, в 2002 году «Впервые за последние 15 лет, — отмечает руководитель международного проекта «Спорт без границ» Алексей Трубачёв, — сборная российско-грузинская команда спортсменов преодолела маршрут высокой категории сложности на южной стороне Кавказского хребта. Был сделан первый шаг к восстановлению и укреплению утраченных после распада СССР связей. Наша акция (имеется в виду восхождение на Казбек и Ушбу в честь 80-летия М. Хергиани) имела большой общественный резонанс как в Грузии (особенно – в Сванетии), так и в России». Перед Вами их необычный снимок Казбека на закате.

Открыта международная Школа альпинизма. Эту нелёгкую ношу взял на себя клуб «Горный путешественник». Весной прошлого года проводилась казбекиада в Дарьялском ущелье, где собрались спортсмены из России, Грузии и Украины. И, вот, ещё новость на www.Mountain.ru: в январе 2005 года на вершину Казбек в рамках известного проекта «Пятитысячники Кавказа зимой» поднялась команда из четырёх человек. Что же, многообещающее начало года!

На этой мажорной ноте я завершаю обзорную статью со своими воспоминаниями о Казбеке. Цель её проста: накануне нового сезона ещё раз напомнить о Казбеке, привлечь внимание к горе, рассказав о ней и о том, кто и что её окружает. В начале статьи говорилось, что и сам Казбек, и живущие там люди оставили у меня очень тёплые воспоминания. Высокие горы всегда привлекают людей и не только со спортивными устремлениями. Они становятся центрами, объединяющими интересы людей в изучении истории, культуры, археологии, этнографии проживавших и проживающих здесь горных народов.

Во всём мире местные власти стараются создать для приезжих необходимые условия. Горы, пронизанные чистым горным воздухом и овеянные старыми легендами, как сам Казбек и Храм Цминда Самеба, не могут не привлекать путешественников. Надеюсь, что доведётся и мне ещё раз встретиться с таким близким и таким далёким Казбеком. И дай-то Бог силы всем людям, которые заботятся о своей истории и возвращают альпинистскую суету в столь степенную жизнь этого прекрасного горного грузинского уголка.

Leave a Reply


-->