Ай-Петри Большой каньон — Ай-Петри

Через Большой каньон на Ай-Петри

Маршрут начинается в селе Соколином, расположенном у северных подножий Ай-Петри. До села добираемся из Севастополя или Бахчисарая рейсовым автобусом, затем отправляемся пешком по шоссе, ведущему через плато. Слева, на протяжении всего пути до входа в Большой каньон, будет шуметь невидимая за густыми кустами речка Коккозка, справа — возвышаться крутой левый склон долины этой речки. Впереди в просветах между деревьями все время маячит остроугольная вершина горы Сююрю-Кая, имеющая характерные очертания наклоненной треугольной пирамиды. Туристы называют эту гору Сахарной головкой.

С шоссе в бинокль отчетливо виден на ее вершине символический факел — памятник партизанской славы.

Наконец Сююрю-Кая отступает в сторону, и дорога подводит к повороту в каньон. В разгар туристского сезона, да и в обычные выходные дни при хорошей погоде, это очень оживленное место. На площадке перед мостиком через реку Сары-Узень стоят автобусы с экскурсантами. Влево, куда приглашает указатель «Большой каньон», одна за другой уходят туристские группы. Справа — беседка для отдыха, у подножия которой установлена обращенная к шоссе мраморная плита с красной лентой наискосок — память об отваге и мужестве крымских партизан.

Остановимся на минуту около щита со схемой маршрутов по каньону. Уточнив свой маршрут, отправимся в путь. Проселочная дорожка подходит к реке Сары-Узень. В маловодный период ее легко перейти по камням в русле. Вскоре дорогу преградит еще одна речка — Аузун-Узень, текущая из каньона. Ее лучше переходить но бревнышкам, заботливо уложенным поперек русла. Сары-Узень и Аузун-Узень, сливаясь несколько ниже «переправы», образуют речку Коккозку.

За речками в пойме множество кострищ. Они — как зияющие раны на поверхности земли. Кто их жег, эти костры, всего в двухстах метрах от щита с перечислением ряда запретов, среди которых и запрет разводить костры?.. Змеящиеся между кострищами тропы вливаются в основную, широкую тропу, ведущую из Соколиного в Большой каньон. По ней мы и начнем подъем по правому борту ущелья. Самого каньона еще не видно: густой лес и складки местности скрывают его, видны только вершины отдельных скал. Вскоре дорогу пересечет сухой арык, проложенный еще до революции жителями Коккоз для полива садов, посаженных на склонах долины. Когда высота от начала подъема достигнет приблизительно ста метров, тропа выведет на небольшую поляну. В тыльной части ее еще недавно рос широко разметавший ветви огромный дуб — «Почтовый дуб». Примечателен он был не своими размерами (такие деревья нередки в крымских лесах), была у него одна особенность, из-за которой его знали во многих уголках нашей страны. Это дерево, по уже давно сложившейся традиции, служило своеобразным почтовым ящиком для туристов, посещающих каньон. Они оставляли в дупле письма для тех, кто приходил сюда после них. И так из года в год. В письмах — впечатления от изумительной крымской природы, призывы беречь ее красоту, добрые советы и даже... стихи, посвященные дубу.

Теперь «Почтового дуба» нет, осталась лишь обуглившаяся нижняя часть ствола. Считают, что дуб был разрушен весной 1981 г. ударом молнии.

От поляны с дубом ведут две тропы: одна вниз, по руслу каньона, навстречу течению реки Аузун-Узень, другая — по его правому борту. Советуем вам пройти обоими маршрутами. Не забывайте, что по руслу можно идти только в межень (когда уровень воды в реке низок), обладая при этом элементарными навыками в скалолазании. В верховьях каньона обе тропы сливаются в одну, ведущую на Ай-Петри.

Расскажем об обоих вариантах пути.

Первый вариант — по дну каньона. От поляны идем вправо и после небольшого подъема спускаемся в русло. За поворотом открывается вид на огромную расселину с почти отвесными стенами. Правда, ветви деревьев мешают рассмотреть каньон во всех деталях, видна только ближняя его часть

От поворота тропа спускается вниз, в русло каньона, где голубая вода весело перепрыгивает с уступа на уступ. Вправо вниз ответвляется дорожка к горному озерцу, на берегу которого отдыхают и любуются небольшим водопадом многие посетители каньона. Затем по более пологой дорожке выходим на основную тропу и по ней за несколько минут снова спускаемся в русло, к Яблоневому броду. Слева в основное русло впадает речка Алмачук — в переводе «яблоневое урочище» — отсюда и название брода. На левом берегу видна тропа, уходящая вверх, на Ай-Петринское плато. К ее началу ведет переправа — несколько бревен, положенных на огромные камни в русле реки.

С востока над бродом нависает величественный остроконечный утес — первый в ряду утесов правого берега, названный профессором И. И. Пузановым Сторожевым. Впереди, сжатая узкой расщелиной, бежит нам навстречу речка Аузун-Узень. «Этот уголок проникнут каким-то особым очарованием, — пишет И. И. Пузанов, — кажется, что Аузун-Узень как бы отдыхает, чтобы, получив подкрепление со стороны Алмачука, снова ринуться в последнюю теснину, образованную нависающими справа и слева невысокими скалами. Отдыхающая река и все урочище, затерянное в недрах гор, манили нас к отдыху под сенью густых кустов кизила, под мелодичный звон двух горных потоков, в которых весело играла шустрая форель» *. И в самом деле, не хочется уходить отсюда, так здесь хорошо. Но тропа зовет дальше. Сначала идем по правому берегу, затем снова по бревнам переходим на своего рода маленький полуостров, образованный струящимися почти со всех сторон потоками. Прямо перед нами из заросшей лесом тесной расщелины вырывается поток. Это один из крупнейших карстовых источников Крыма — Пания. Сзади остался левый отдельный выход этого мощного источника, а слева — речка Аузун-Узень. Присмотревшись, вы увидите, что русла главного притока и бокового выхода Панин, разделенные полуостровком, перегораживают водомерные рамки. На столбы, к которым они крепятся, уложены бревна через главное русло Пании. Эти водомерные сооружения предназначены для определения количества воды, которое дает источник. Наблюдения ведутся здесь Ялтинской гидрогеологической и инженерно-геологической партией. А первым исследовал и описал этот источник И. В. Рухлов в 1915 г.

информация* Пузанов И. И. По нехоженому Крыму. — М.: Географгиз, 1960. - С. 226-227.

Известно, что самые крупные источники встречаются именно в карстовых областях Земли.

Сколько же всего источников в Крымских горах? Впервые на этот вопрос попытался ответить в 1927 г. М. В. Аполлосов: по его подсчетам, количество их превышало 2000. Казалось бы, источников много, вполне достаточно, чтобы снабдить водой полуостров. На самом деле это не совсем так: большинство источников — карлики. Их средний дебит (количество воды, вытекающее из недр за единицу времени) не превышает одного литра в секунду. Великанов не много и среди них — Пания. Среднегодовой расход воды этого источника — 370 литров в секунду. Это значит, что в среднем только за один час Пания дает более 1300 куб. м. воды. Этой воды вполне достаточно для обеспечения города с населением в 50—60 тыс. человек. В Горном Крыму насчитывается всего 19 источников с дебитом более 100 литров в секунду; на их долю приходится 64% общего подземного стока.

На утесе около Панин растет несколько экземпляров тиса ягодного. Большой каньон — одно из немногих мест в Крыму, где можно встретить это реликтовое дерево.

Если пройти метров 70 вверх но узкому ущелью, в котором расположен источник, можно увидеть жерло отвесного карстового колодца, уводящего в пещеру Пания. Ее нашли и исследовали симферопольские спелеологи в 1976 г. Колодец глубиной 17 м. выводит в систему подземных ходов, оканчивающихся непроходимыми сифонами. Подземные озера в пещере — это одно из звеньев сложной гидрогеологической системы, по которой подземные воды поступают в источник. Спускаться в пещеру нельзя — она очень опасна из-за неустойчивого свода и возможности внезапного затопления.

Вернемся к источнику. От него по тропе пойдем дальше, сначала по берегу, затем по руслу. Впрочем, можно следовать все время по берегу — тропы есть почти везде, но куда интереснее пройти по обточенным водой известнякам, полюбоваться причудливыми углублениями в коренном ложе, которые за тысячелетия «вырезала» вода в твердом камне. В Большом каньоне можно увидеть многочисленные следы эрозионной (размывающей) деятельности воды: борозды, узкие щели, иногда сплетающиеся в причудливые узоры, эворзионные «котлы».

"Ванна молодости".
Ванна молодости.

Эворзионные «котлы» образуются у подножия водопадов, «прыгающих» на сравнительно ровное дно с уступа. Небольшое углубление в русле со временем может превратиться в огромный «котел». А так как живой силе воды помогают крупные глыбы, вращаемые ею на дне «котлов», то размеры их могут достигать многих метров в диаметре и в глубину. Пройдя метров пятьсот-шестьсот, увидим самый крупный в каньоне «котел», заполненный прозрачной, голубоватой водой. Туристам и краеведам уже несколько десятков лет он известен под названием «Ванны молодости». Даже в жаркий полдень температура воды в нем не превышает 9-11°. Старое забытое название «ванны» — Караголь (Черное озеро). И. В. Рухлов так описывал это место: «На высоте 256 сажен (над уровнем моря) расположена в русле ущелья вымоина в отложениях известняка, длина которой 2,5 сажени, ширина 1,5 сажени, в которой открывается источник Кара-Голь, но в эту же вымоину попадает вода из русла ущелья». Исследователь здесь немного ошибся: источник не выходит на дне ванны, наполняется она водами другого, довольно крупного источника, выходящего из правого борта каньона в 150-200 м. выше по руслу. Поднимаясь от «Ванны молодости» к этому источнику, увидим, что характер русла меняется: стены ущелья сдвигаются все ближе, в русле появляются уступы, на которые надо карабкаться, чтобы продвинуться дальше. Остановимся на минутку, оглянемся на пройденный путь.

Трудно передать словами впечатление от увиденного. Нависающие мрачные скалы, монотонный шум воды, грозная красота склонов, уходящих к небу, прозрачный голубой воздух над белыми скалами, каким-то чудом примостившиеся на них сосны, синяя вода на дне ущелья... Есть что-то завораживающее в этой дикой суровости и тишине, нарушаемой лишь глухим шумом потока.

Перед тем как двинуться дальше, следует вспомнить о некоторых особенностях движения по каньону. К «Ванне молодости» проложены довольно удобные тропы; это конечный пункт экскурсии, которую совершают туристы плановых маршрутов с турбазы «Орлиный залет».

Выше тропы кое-где пропадают, так что надо быть готовым к преодолению участков длиной 100-200 м. по колено в воде (с температурой 11-16°), иметь для этого соответствующую обувь и одежду. Кроме того, необходимо постоянно помнить, что с вершины нависающей скалы может свалиться камень, сорвавшийся по естественным причинам либо брошенный каким-либо горе-туристом. Ну, а в паводки, в сильные ливни и после них движение вверх по каньону от «Ванны молодости» вообще категорически запрещается. В это время между отвесными скалами каньона мчится яростный поток, с грохотом разбивающийся о борта теснины, все сносящий на своем пути.

Расстояние от устья каньона (от «Почтового дуба») до «Ванны молодости» — около полутора километров, его можно пройти за час-полтора. От «Ванны молодости» начинается трудный участок дороги длиной около двух километров, движение но которому может занять два-три часа. Это надо учитывать, чтобы правильно распределить время движения по маршруту.

Итак, если вы готовы к нелегкому пути, отдохнем, перекусим у источника и отправимся вверх по каньону. Очень скоро тропу преградят уступы, а стены сдвинутся, образуя узкий коридор шириной в несколько метров. Вот тут-то пригодятся навыки скалолазания. Правда, за десятилетия, которые прошли с начала интенсивного посещения каньона туристами и экскурсантами, почти всюду пролегли малозаметные тропки и дорожки, по ним можно обойти самые трудные или опасные места. Не доверяйтесь только узким тропам, круто уходящим вверх. Они уведут или на борт каньона (в лучшем случае), или в непроходимую чащобу, или к отвесным обрывам. Если весна была богата осадками, то в начале лета часто будут попадаться участки русла, полностью залитые водой. Обойти их нельзя, поэтому часть пути придется проделать по колено в воде.

Местами ущелье кажется непроходимым, особенно там, где речка образует довольно большие, глубокие ванны, но присмотритесь внимательнее: вот по правому борту мелькнула небольшая тропинка. Она подведет вас к удобному спуску и запетляет дальше между уступами над голубой водой.

На этом отрезке пути трудно выделить какое-нибудь особо примечательное место. Все поражает здесь величием, за каждым поворотом открываются живописные скалы и склоны самой необычной, порой причудливой формы. Небо где-то высоко-высоко, только кусочек синевы зацепился за отвесные края каньона. Кажется, что здесь не ступала нога человека... Кажется... А кто написал огромными буквами краской на скале свое имя, кто бросил бутылку в кусты, чьи пустые консервные банки валяются под скальным навесом? И сюда, в самую отдаленную часть каньона, забредают люди с холодной душой.

Пройдя, вернее, прокарабкавшись, километра полтора от «Ванны молодости», увидим, что склоны ущелья становятся более пологими и низкими. Левое ответвление верховьев каньона, которое называется Куру-Узень (Сухая речка), со своими притоками занимает обширную Куру-Узеньскую котловину. Именно в нее и вывело русло каньона. Устье правого притока — Йохаган-Су — можно и не заметить: оно спускается в каньон крутыми обрывами, изборожденными огромными эрозионными щелями.

В Куру-Узеньской котловине первые сто метров идем еще по руслу потока, который в меженный период полностью пересыхает. Влево ответвляется дорожка, которая через кустарники, окружающие русло, выводит на небольшую поляну и здесь соединяется с хорошо натоптанной тропой, идущей параллельно руслу реки Куру-Узень. На месте соединения троп заканчивается та часть маршрута, которая проходит по днищу каньона (I вариант). Здесь же окажемся, если будем двигаться по правому борту каньона (II вариант).

Второй вариант — по правому борту каньона. Обойдя справа остатки «Почтового дуба», выходим на тропу, которая по крутому склону зигзагами поднимается вверх. Затем подъем становится пологим, некоторое время тропа пролегает почти по ровному месту, пересекает небольшую балку и начинает плавно спускаться в крупный овраг. От днища оврага подъем сравнительно крут, но, как бы в награду, на середине его, со склона услышим тихое журчание воды. Это родник Джевизлык (Ореховый, от слова «джевиз» — грецкий орех). Старое деревянное корыто, выдолбленное из ствола бука, как бы подрезает водоносную жилу на склоне оврага. Вода струйками стекает в корыто, затем с мелодичным звоном падает на землю. Над источником, среди молодой поросли, возвышаются огромные буки. В районе этого источника находилось одно из средневековых поселений Бойкинского удела.

От родника тропа круто берет вверх, затем постепенно выполаживается. Здесь найдем ответвление вправо — узкую тропку, которая через кустарник и молодой лес выведет на мыс Сторожевой. Вид, открывающийся с этого места, с лихвой вознаградит за нелегкий пройденный путь. С головокружительной высоты виден Большой каньон, по дну которого на страшной глубине струится речка; справа — зеленое море леса, покрывающего склоны Ай-Петринского массива и захлестнувшего устьевую часть каньона; прямо, несколько ниже того места, где вы стоите, на расстоянии 200-300 м. — отвесный обрыв левого борта ущелья. Слева — огромная расщелина в теле гор. Только отсюда можно увидеть весь оставшийся путь по борту каньона. Хорошо видны и выступающие в русло каньона утесы правого берега, на уступах которых кое-где примостились крупные крымские сосны. На противоположном берегу, несколько левее Сторожевого, отчетливо выделяется поросший лесом мыс левого берега. На краю мыса — сосны с зонтообразной кроной, они дали основание профессору Пузанову назвать мыс Сосновым.

Возвратившись с мыса Сторожевого на основную тропу, продолжаем путь по правому борту каньона. Тропа то ныряет в густой сосновый лес, то выбегает на прокаленные солнцем поляны, но держится все время недалеко от края каньона. Поэтому путник легко может подойти к оконечностям других утесов, выступающих в каньон, и полюбоваться открывающейся панорамой, что мы и сделаем.

Перед спуском в глубокую балку свернем вправо на хорошо натоптанную тропу. Она ведет на отлогую поляну — вершинную часть утеса Пятого. Подойдем к краю каньона и осторожно заглянем вниз. Отсюда превосходно видна та часть каньона, которая лежит ниже слияния реки Аузун-Узень с его правым притоком — Йохаган-Су. Ручей Йохаган-Су течет по дну глубокой балки — перед ней мы свернули, чтобы взойти на утес Пятый. Каньон вытянут в юго-западном направлении, и, если дело идет к вечеру, золото солнечных лучей фонтаном бьет в лицо из-за Седам-Каи — зеленого массива, замыкающего каньон с запада. Массив Седам-Кая рассечен глубоким ущельем, пропиленным рекой Сары-Узень. В глубине его хорошо просматривается вершина горы Сары-Кая. Именно отсюда хорошо видно, что ущелье, по которому с запада на восток течет река Сары-Узень, геоморфологически является прямым продолжением каньона с речкой Аузун-Узень, текущей в противоположном направлении.

Вправо от ущелья реки Сары-Узень из-за лесистых холмов выглядывает трехгранный утес горы Сююрю-Кая, отколовшийся от массива Седам-Кая, а уже в районе самого каньона хорошо видны выступающие в русло утесы, начиная от уже знакомого нам Сторожевого и кончая Пятым, на котором стоим.

Прямо перед нами, если смотреть вдоль правого борта каньона, поднимается от извивающейся внизу речки огромное ступенчатое ребро. Это мыс Четвертый*. Отсюда по прямой до мыса Четвертого всего лишь несколько сотен метров. Отчетливо видно, что верхняя часть мыса, выступающего в каньон, сложена розово-красным слоистым известняком. В верхней части мыса, над довольно широкой скальной полкой, зияет вход в пещеру Туар-Коба (Коровья пещера), в которой в свое время укрывали скот от непогоды. К ней свободно можно подойти по удобной тропинке, скользящей по карнизу страшного обрыва. Пещера — удобное место для ночлега и отдыха.

информация* Названия мысов впервые даны И. И. Пузановым в его книге «Большой каньон Крыма» (Симферополь: Крымиздат, 1954).

Возвратившись с мыса Пятого на основную тропу, перед спуском в балку Йохаган-Су, летом увидим туристскую стоянку «Бойка». Здесь можно отдохнуть, запастись водой. И снова в путь.

Пересечем глубокую балку со струящимся по ее дну чахлым ручейком (родники, питающие его, находятся примерно в километре выше по руслу) и, пройдя еще 200-300 м., окажемся на правом склоне большой зеленой ложбины. Хотя Большой каньон рядом — ничто не напоминает о его близости: несколько широких полян с уклоном к каньону стиснуты со всех сторон заросшими лесом склонами гор. Прямо на западе высится отдельная вершина горы Куршлюк-Бурун — южный бастион массива Бойка, на севере сам массив с его восточной оконечностью — горой Сотира (на некоторых картах употребляется и другое название — Сютюра). На востоке горизонт закрывает огромная двугорбая гора, каждый «горб» которой имеет название: южный — Караул-Кая, северный — Куш-Кая, на юге долину замыкают отроги Куш-Каи.

Теснина Большого каньона.
Теснина Большого каньона.

Пройдя около километра вдоль правого борта ложбины, увидим, что вправо отходит хорошо заметная тропа, по которой начинается затяжной подъем на один из отрогов Куш-Каи. Мыс этого отрога, вдающийся в Большой каньон, называется Трапис. Поднимемся по правой тропе на этот мыс. На водоразделе выходим на большую поляну, густо заросшую кустами, откуда по ответвляющейся вправо боковой тропке можно спуститься к самой оконечности мыса, который разделяет русла правого (Йохаган-Су) и левого (Куру-Узень) притоков реки Аузун-Узень. Отсюда, с обрывов мыса Трапис, еще в недалеком прошлом можно было увидеть каньон во всем его великолепии. В наши дни густая растительность позволяет разглядеть только фрагменты прекрасной картины. Вернувшись на поляну, продолжаем путь по основной тропе по левому склону Траписа. В приводораздельной части спуск будет довольно отлогим, затем он становится крутым, так как тропа начинает петлять по склону большого оврага. Пересекаем русло и поднимаемся на его левый борт. Еще несколько сотен метров тропа будет бежать рядом с руслом Куру-Узени и, наконец, сольется с тропой, выходящей из каньона (по ней мы двигались по I варианту маршрута). Здесь начало Куру-Узеньской котловины.

От слияния троп идем вверх вдоль ручья. Дорожка уверенно нащупывает среди зарослей кустарника ровные поляпы, поросшие густой, мягкой травой, и незаметно перебегает на левый берег ручья. Тут идеальное место для отдыха и ночлега. Правда, чтобы напиться настоящей родниковой воды, надо подняться вверх по ручью на километр-полтора выше поляны, где выходят родники, питающие ручей.

После ночлега или отдыха на Куру-Узеньской поляне пересечем обводненный приток реки Куру-Узень и пойдем сначала вдоль сухого русла, затем свернем влево на широкую размытую тропу, круто поднимающуюся на правый борт долины. Двигаемся по ней. Постепенно крутизна подъема уменьшается и тропа превращается в старую лесную дорогу. Некоторое время следуем по ней параллельно руслу Куру-Узени, которое смутно угадывается далеко внизу, и, наконец, выходим на узкий водораздельный гребень, разграничивающий бассейны рек Бельбека и Коккозки.

Дальше дорога идет по гребню, первые 300 м. ее почти без подъема: здесь — самая низкая часть водораздельного гребня. Постепенно подъем становится все круче и круче. Местами дорога превращается в тропу, кое-где на лесных полянах она немного расширяется, но всюду круто стремится вверх к Ай-Петринскому плато. Уже перед концом подъема она проведет нас по веселой узкой поляне — вершинной части горы Комвопло, затем снова, укрытая густым пологом грабово-букового леса, заставит карабкаться вверх. На кромке яйлы дорога выныривает из леса и, изогнувшись под западными обрывами горы Эндек, выбегает в зеленую котловину. Эта котловина лежит между горами Эндек на востоке и Рока на западе и одновременно служит границей между двумя массивами — Ай-Петринским и Ялтинским.

Продолжаем двигаться по дороге. Слева к ней присоединится другая дорога, ведущая на Ялтинскую яйлу, затем она поднимается по западному борту котловины. Выйдя из котловины, справа увидим округлую вершину горы Рока. От дороги до нее всего метров 500-600, так что можно подняться на вершину этой горы и осмотреться. На севере, прямо под нами, огромная зеленая Куру-Узеньская котловина. Слева котловину ограничивает скалистый гребень скалы Кизил-Кая, справа — узкий отрог, отходящий от яйлы, с горой Комвопло в центре. Отчетливо видны все притоки и разделяющие их короткие хребты, а также скалистые обрывы верховьев Большого Каньона, где Куру-Узень соединяется с его правым ответвлением — речкой Йохаган-Су. За каньоном отвесной стеной вздымается массив Бойка. Как бы на втором плане общей картины, за отрогами Ай-Петри, на синем шелке неба проступают контуры Внутренней горной гряды. На юго-западе виден весь оставшийся путь до Ай-Петринской метеостанции; на северо-востоке прямо перед горой Рока возвышается увенчанная скальными уступами гора Эндек.

Спустившись с горы Рока, возвратимся на дорогу и продолжим движение по направлению к метеостанции. Слева от дороги тянется полуразрушенная каменная стена. Такие стены сооружали в начале XX в. по рекомендациям первых исследователей Ай-Петринской яйлы для увеличения ее водных запасов (снег задерживался на плато, а не сдувался на склоны и, медленно стаивая, пополнял подземный сток). Пройдя по дороге около километра, увидим ответвляющуюся влево менее наезженную дорожку, которая ведет на дно довольно крупного понижения. Если пройти по ней полкилометра, прямо перед собой увидим невысокую зеленую стену, густо поросшую травой. Это плотина, сооруженная в 1906 г. по проекту инженера И. К. Сикорского для устройства водохранилища на яйле. Оно существовало довольно долго, исправно снабжая водой многочисленные отары овец. Той водой, которая наполняла его каждую весну после снеготаяния и сильных ливней. Теперь водохранилище пусто. По рассказам старожилов, оно прекратило свое существование в 1927 г., после землетрясения.

Обогнув чашу водохранилища и плотину справа, продолжим путь по дороге. Она пересечет сильно разрушенную каменную стену (такую же, как и у горы Рока), обогнет несколько крупных оврагов, проскользнет мимо домика лесника и, наконец, выведет к Ай-Петринской метеостанции.


Ай-Петри Большой каньон — Ай-Петри
ЦСТ Оникс-Тур 10 февраля 2011