Ай-Петри Ай-Петринский перевал — Байдарские ворота

По яйле от Ай-Петринского перевала до Байдарских ворот

Этот маршрут интересен тем, что дает возможность на примере Ай-Петринской ознакомиться с особенностями крымских яйл вообще. Сразу заметим, что по западным яйлам Крыма (а значит, и по Ай-Петри) свободное передвижение — «куда хочу, туда пойду» — не разрешается. Возможен проход только по дорогам, и вот почему.

Приобрывная и центральная части Ай-Петринской яйлы являются территорией Ялтинского горно-лесного заповедника, а северные склоны — территорией Орлиновско-Куйбышевского охотхозяйства. Границей между ними служит проселочная дорога, связывающая Ай-Петринский перевал с урочищем Беш-Текне. По этой дороге в основном и пройдет первая часть нашего маршрута.

Начинается он на Ай-Петринском перевале. Седловина слабо выражена в рельефе, но ее южный склон лишен отвесных скальных круч, поэтому по нему и была подведена дорога из Ялты: девять крупных затяжных поворотов как гигантский серпантин, упавший на лесистый склон.

За перевалом идем по дороге Ялта — Бахчисарай, которая стелется по плоскому днищу эрозионно-карстовой котловины и через 2,2 км. приводит к подножию горы Бедене-Кыр (Перепелиная). Здесь свернем влево на щебнистый большак, на обочине которого установлен щит с надписью, извещающей, что территория справа от дороги принадлежит охотохозяйству.

Яйла — слово тюркского происхождения, в переводе означает «летнее пастбище». В настоящее время в Крыму это слово утратило первоначальный смысл, но обогатилось новым содержанием. С одной стороны, оно приобрело значение геоморфологическое — «безлесное известняковое плато с карстовыми формами рельефа и процессами», с другой — перешло в имя собственное — Ай-Петринская яйла, Караби-яйла и т. д. Многие карты и некоторые энциклопедические словари употребляют слово «яйла» как синоним Главной гряды Крымских гор (хребет Яйла).

Действительно, яйлинская поверхность крымских горных массивов — явление типичное для Крыма и в то же время единственное в своем роде, если сравнить ее с карстовыми районами других горных стран.

Продолжаем маршрут. При переходе с южного на западный склон Бедене-Кыр дорога поднимается на невысокий отрог, с которого просматривается значительная часть Ай-Петри.

Предел панорамы на юго-западе — Ат-Баш (Лошадиная голова) — пикообразная вершина, которую рисует на фоне неба ломаная линия бровки. Запад и северо-запад ограничены Тарпанбаирским хребтом (1094 м). Чуть в стороне одиночно возвышаются вершины Вилля-Бурун, Сарпаха и другие.

Видимая территория лежит на 100-150 м. ниже перечисленных гор и смотрится огромным понижением с неровной холмистой поверхностью. Отсюда видно, что яйла в целом — это своеобразная комбинация из обширных замкнутых структурно-карстовых котловин, эрозионно-карстовых ложбин, глубоких долин, хребтов с разновысотными вершинами на них и куэстообразных гряд. В южной приобрывной части плато это сочетание имеет широтное простирание, а в северной — меридиональное. И на всех формах рельефа и их элементах независимо от генезиса лежит печать карста.

Именно это и подчеркнул А. А. Крубер в книге «Карстовая область горного Крыма» (1915 г.): «Ай-Петринское плато является классическим карстовым районом страны. Здесь голый карст средиземноморского типа. Для него характерны: желоба, воронки, колодцы, пещеры, гряды, поноры».

С невысокого отрога, откуда мы осматривали местность, сбегают две дороги: первая (правая) уходит по лощине к Чайному домику, а вторая — наша. Через километр ровного пути она оставляет справа домики лесничества и, перевалив гряду, скатывается в обширное карстовое понижение.

Южный склон гряды покрыт щебнистым слоем, состоящим из необычно «окатанных» обломков известняков. Внешне — и галька, и не галька, но далеко не привычный угловатый щебень: все грани, кроме нижней, явно испытали шлифовку, будто их транспортировал и затем отложил водный поток. В действительности, такую полуокатанную форму угловатые обломки приобрели, не перемещаясь с места своего образования. Это результат химической денудации, т. е. процессов выщелачивания. И в этом основную роль сыграли талые воды.

В обильные снегом зимы в карстовых воронках, эрозионных ложбинах, под структурными уступами скапливаются многометровые сугробы. Нередко они сохраняются до середины лета. При медленном таянии не возникают концентрированные потоки. Талая вода пропитывает почву, подстилающий щебнистый слой и поглощается трещинами в известняках, создавая поверхностные и подземные формы выщелачивания, в том числе и такой по виду необычный щебень.

В уже давние, к счастью, времена, когда яйла использовалась как пастбище, летующие снежники являлись источниками воды для многочисленных отар овец.

В дореволюционное время с появлением курортов на Южном берегу яйлинский снег нашел покупателей — для хранения продуктов требовался холод. Спрос породил снежный промысел и соответствующего профиля специалистов, которые ухитрялись сохранять снег в течение всего лета, укрывая соломой, матами, рогожей естественные и созданные своими руками снежники в карстовых воронках и колодцах. Когда в Ялте был построен завод искусственного льда, разгорелась настоящая борьба. Торговцы снегом, объединившись, снизили цены на продукцию с яйлы. Не выдержав конкуренции, владельцы завода закрыли свое предприятие.

Обширная котловина, куда спустилась дорога, вытянута с востока на запад и подходит к урочищу Беш-Текне. Не доходя до него 300 м., увидим ответвляющийся влево проселок. Он ведет через перевал Ат-Баш в Алупку и Симеиз. Эта дорога была построена в середине XIX в. для вывоза леса с плато и южных склонов Главной гряды.

На подъеме к урочищу в карстовой воронке обнаружена стоянка древнего человека. Ее исследовали в 1927-1930 гг. Б. С. Жуков и О. Н. Бадер. Стоянка оказалась единственной из всех известных на яйлах с ненарушенным культурным горизонтом. На месте раскопа не следует подбирать кремневые осколки и пластинки, так как это памятник материальной культуры, взятый под охрану государства, и любые частные сборы противозаконны. Кремневые чешуйки не украсят ни домашнюю коллекцию, ни витрину школьного музея, а специалисты потеряют материал, несущий важную для науки информацию. Если кремень, обработанный руками человека, встретится на пути — дороге, тропе, то такие случайные находки следует в обязательном порядке показать сотрудникам Крымского отдела Института археологии АН УССР.

В 50 м. от стоянки древнего человека с водораздела открывается впадина с двумя заросшими камышом водоемами — это и есть урочище Беш-Текне. Озера питают воды карстовых источников, вытекающих из небольших пещер.

Урочище производит впечатление пустынного и дикого уголка, не свойственного жизнерадостной и просторной яйле. Казалось бы, рядом вода, но вокруг выжженная летним зноем степная растительность, только берега водоемов окаймлены сочной зеленью. Редкие кустарники и те жмутся к трещинам и кулуарам известняковых утесов, нависающих над впадиной. И они по милости карста имеют сказочный облик.

Дно и склоны впадины сложены глинами и песчаниками средней юры, которые подстилают верхнеюрские известняки, лежащие рядом. Поэтому геологи метко прозвали эту впадину «окно Беш-Текне», так как оно позволяет «заглянуть» под толщу известняков, слагающих поверхность яйлы.

Прежде чем продолжить маршрут, наполним фляги водой — до ближайшего источника неблизкий путь. На запад идут только туристские тропы. Одна из них обходит впадину по ее южному краю, вторая стартует от плотины нижнего озера. Потом они соединяются, так что идти можно по любой.

От урочища Беш-Текне до ближайшей горы — Спирады (1038 м.) — чуть более 3 км. Эту часть яйлы можно смело считать эталоном поверхностного закарстования, так густо она усеяна карстовыми воронками любых размеров и морфологических типов. И в каждой, словно в цветочном горшке, — деревья и кустарники, отчего местность не кажется монотонной.

Здесь о дорогах не может быть и речи. Даже тропа не в состоянии удержать прямолинейное направление, а вяжет частые петли, обходя углубления по безлесным каменистым промежуткам. Эти плоские и узкие промежутки изобилуют каррами причудливой конфигурации. Местами мелкоглыбовый плащеобразный покров буквально поглощает тропу, и надо быть внимательным, чтобы ее не потерять.

На подходе к Спираде тропа забирает севернее, стараясь обойти циркообразное в плане понижение. К центру его приобрывная часть Главной гряды понижается до высоты 970-950 м. над уровнем моря, одновременно резко (до 50 м.) снижаются обрывы. Вертикальные склоны расчленены кулуарами, некоторые из них имеют удобные горные проходы, спуски (перевалы).

Ближайший к Спираде перевал лежит в узкой расселине, которую легко найти по хорошо видной издали груше лохолистной, растущей у входа.

В 300 м. восточнее есть еще один спуск. Здесь тропа идет по пологой скальной полке, диагонально вытянутой от уровня бровки вдоль простирания обрыва. Уже внизу, у основания уступа, она упирается в голову оврага. Дальше тропа извивается между глыбами мощного обвала — уже за пределами обрывов Главной гряды. У старожилов этот перевал известен под названием Аскер-Кач-Атан. Здесь он самый удобный, доступный и короткий. Вполне возможно, что в прошлом по нему проходила колесная дорога из села Оползневого на яйлу.

Эти, как и другие, перевалы на Ай-Петри надо знать на случай внезапного и резкого ухудшения погоды (а на яйле она известна своим непостоянством), когда разумнее всего будет покинуть плато.

По восточному склону взберемся на Спираду. С ее вершины на севере увидим верховье долины Карадагский лес, а на юге, без преувеличения, одну из самых впечатляющих картин Южного берега: многокилометровые каменные потоки, блоковые оползни, экзотические утесы, изумрудную гладь искусственных озер, темную зелень хвойных лесов и желтоватую широколиственных... И все это на фоне синего моря и голубого неба. На переднем плане строгая цепочка плосковершинных блоков, выстроившихся «по росту» во главе с Биюк-Исаром (734 м).

Крутой и щебнистый южный склон Спирады протяженностью около 400 м. заканчивается внушительной отвесной стеной. Обрыв не виден с вершины, и ничто не указывает на его наличие. Мало того, из долины Карадагского леса через восточную оконечность горы по склону косо спускается дорога с фрагментами крепид на перевальной точке; неожиданно у самого края бездны она разворачивается в обратную сторону. Дорога эта в полном смысле слова ведет в «никуда», а разворот ее у кромки обрыва всего лишь означает, что в давние времена по ней транспортировали лес не совсем обычным способом. Бревна на телегах подвозили к обрыву и сбрасывали с уступа, у подножия которого, уже на Южном берегу, их грузили на другие телеги. Естественно, подобных дорог и троп на Главной гряде следует остерегаться, особенно в ненастье: туман и пургу.

Следующая на пути — гора Mapчека (950 м). Она находится в центре выступающего в сторону Южного берега массива. От Спирады до Марчеки (расстояние 2-2,5 км.) типичная яйла сохранилась узкой (0,5-1 км.) полоской вдоль бровки.

Далее к западу яйла снова увеличивает свою площадь, образуя карстовое плато. Разные источники его именуют Симеизской, Бюзюкской, Мердвенской яйлой.

Значительная изрезанность приобрывной части гряды между горой Марчека и утесом Мердвен-Каясы вынуждает постоянно отклоняться от более удобного пути вдоль кромки уступа. Поэтому лучше уйти от обрывов, взяв направление на северо-запад. И вскоре попадается хоженая тропа, ведущая в урочище Бюзюка, Оно занимает верховье оврага Капур-Кая и ныне больше известно под названием Горохова дача; от нее полчаса ходьбы до домика лесника. Южнее находится известный перевал Шайтан-Мердвен (Чертова лестница).

Отсюда до Байдарских ворот около 8 км. по мордвиновской дороге, которая, как утверждают дореволюционные путеводители, была построена графом Мордвиновым для вывоза леса. «Графское» происхождение дороги опроверг ученый-геолог Л. В. Фирсов. Он убедительно доказал, что проложили ее в первых веках нашей эры римляне. Дорога имела военное значение и вела из Байдарской котловины на Южный берег через перевал Шайтан-Мердвен. Так что дорога, по которой мы идем, уже около двух тысяч лет исправно служит людям.

Дорога уложена почти горизонтально по безлесным склонам Главной гряды, у самой бровки обрывов. С ее уровня открывается вид на западную часть Ай-Петри, которая резко отличается от восточной. Здесь практически отсутствуют закарстованные плато и другие карстовые формы, а господствуют балки, овраги, останцевые возвышенности и крутобокие водоразделы.

У вершины Кильсе-Бурун дорога сворачивает на северо-запад, по левому склону горы Чху-Баир и балке Деймен-Дере спускается на старое шоссе Ялта — Севастополь, в 2 км. севернее Байдарского перевала. Непосредственно на перевал ведет тропа с поворота дороги мимо вершины Мшатка-Каясы (551 м.) к форосской церкви, расположенной немного ниже Байдарских ворот.

Байдарский перевал (527 м.) находится между горой Челяби (657 м.) на западе и Чху-Баир (705 м.) на востоке. Перевал оформлен арочным портиком, построенным в 1848 г. при прокладке дороги. Видимо, поэтому перевал называют и Байдарскими воротами и просто Байдарским. Новая трасса обошла Байдарский перевал южнее и ниже по склону, и поэтому туристы стали здесь редкими гостями.


Ай-Петри Ай-Петринский перевал — Байдарские ворота
ЦСТ Оникс-Тур 10 февраля 2011